antonrusakevich Тверь

Categories:

МАКАРИЙ


(Кожин Матвей Васильевич, нояб. (?) 1401, с. Гридково (позднее Кожино), близ Кашина (совр. Тверская обл.) — 17.03.1483, Макариев калязинский мон-рь), прп. (пам. 17 марта, 26 мая, в воскресенье после 29 июня — в Соборе Тверских святых), Калязинский, чудотворец, основатель Макариева калязинского во имя Святой Троицы мужского монастыря. Главными источниками сведений о жизни М. являются воспоминания его современников. Самый ранний памятник, «Записка о Макарии Калязинском», составлен в марте 1524 г., когда брат вел. кн. Московского и всея Руси Василия III Иоанновича дмитровский кн. Юрий Иванович (на территории удела которого после 1485 находился Калязинский мон-рь) спрашивал о житии М. его родственницу — «стретеньскыа старицы Ефросинии, Василиевскыа жены Кожина». «Записка…» с воспоминаниями монахини Евфросинии сохранилась в 2 списках XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 515. Л. 422 об.- 423; РНБ. Погод. № 1571. Л. 28 об.; публ.: Крушельницкая. 1993. С. 313-314). По мнению Е. В. Крушельницкой, старица Евфросиния была женой племянника М.- Василия Александровича Кожина. Содержание «Записки…» свидетельствует о сборе данных о жизни святого для составления Жития в связи с обретением его мощей 26 мая 1521 г. Поскольку Житие в ближайшее время так и не было создано, «Записка…» некоторое время, видимо, выполняла его функцию (в Погодинском списке рассказ старицы помещен вместе со Сказанием о чудесах от мощей святого).

Другим ранним источником является 10-я гл. Духовной грамоты прп. Иосифа Волоцкого (Ɨ 1515), посетившего Калязинский монастырь в 1479 г. и познакомившегося с М. Воспоминания прп. Иосифа о М. вошли также в Волоколамский патерик (см. Иосифо-Волоколамский патерик), к-рый был составлен Досифеем (Топорковым) не ранее 1547 г. Воспоминания старицы Евфросинии и прп. Иосифа Волоцкого стали фабульной основой Жития М., созданного в сер. XVI в.

М. был старшим сыном благочестивых кашинских бояр-землевладельцев Василия Кожина (см. св. прав. Василий Кашинский) и прав. Ирины (Кожиной). В семье кроме М. было четверо детей. Один из братьев М.- Григорий (в иночестве Геннадий (Кожин)) в 1461-1477 гг. был Тверским епископом, др. брат преподобного, Александр, положил начало дворянскому роду Кожиных, а его сестра Ксения была матерью прп. Паисия Угличского и вместе с мужем, дмитровским боярином Иваном Гавреневым, почитается как местночтимая Угличская святая.

Келья прп. Макария Калязинского в Клобуковском мон-ре. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1910 г.

Против своего желания, но по воле отца М. женился (вероятно, в 1421) на представительнице знатного тверского рода Левашовых Елене Ивановне Яхонтовой. М. прожил с женой «в всякой добродетели и чистоте, не прикосаяся к ней никогда же» (Крушельницкая. 1993. С. 313). Через год, после ухода из жизни родителей, а потом и жены, с к-рой Матвей договорился в случае смерти одного из супругов уйти в мон-рь, он, прожив в браке 3 года, ок. сер. 20-х гг. XV в. принял постриг в Клобуковом Кашинском во имя святителя Николая Чудотворца монастыре (во 2-й пол. XIX в. в обители сохр. небольшая келья М.). Преподобный провел там немногим более 10 лет, построил, по преданию, для мон-ря мельницу и вырыл колодец, после чего с 7 монахами покинул обитель. Есть основания предполагать, что уход был вынужденным. Согласно преданию, М. был обижен, по одной версии, братией, по другой — кем-то из влиятельных людей.

В дальнейшем, вероятно, М. пытался поселиться в Дмитрове. Позднее в городе на Спасской ул. находилось принадлежавшее Калязинскому мон-рю подворье, основанное на месте, где, как считалось, была некогда землянка М. Не исключено, впрочем, что преподобный собирался жить в Кашине, ему приписывали основание там Дмитровского мон-ря. Но ок. 1434 г. М. вместе с 7 монахами поселился «во своихъ мѣстехъ» и «отчину свою, вси села, приложил тому монастырю» (Древнерус. патерики. 1999. С. 92). Монахи водрузили на новом месте крест, построили кельи и за 40 дней возвели храм во имя Св. Троицы, положив начало калязинскому Троицкому мон-рю.

М. сначала отказался «начальствовать братиам», желая «в смирении жити», но, поскольку игумен жил не по «преданому закону», М., «много наказав его» и «сказав» о нем епископу, «инаго избравъ себѣ». Когда новый игумен начал «тем же обычеемъ жити», преподобный и его «отстави ото игуменъства». Видимо, к 1444 г. еп. Тверской Илия и родственники М., в т. ч. боярин Захария Бороздин, с трудом уговорили преподобного принять священство и «начальствовати во своемъ манастыри братии» (Там же. С. 93).

М. являл пример необычайной скромности. Он жил в мон-ре «яко един от последних инок, пребываше во всяких службах тружаяся и одеяние всех хужьше ношаше, смирен и кроток зело; и егда кого нарѣцаше по имени, всякому глаголаше: «Старчушко доброй»» (Там же). Одет М. был столь бедно, что «не мнѣти того игумена быти, но единаго нѣкоего от убогих» (РГБ. Троиц. № 692. Л. 473 об.). «Наипаче же вдасть себе болшему подвигу, посту и бдению, и любви нелицемерной, и смирению, и худости ризней, и изнуряти плоть свою злостраданием, и въ время глада нищих без престани кормяше» (Крушельницкая. 1993. С. 314). М. «милосердие же равно ко всѣм показоваше, наипаче ко врагом еже пакости ему творящих» (РГБ. Троиц. № 692. Л. 475). Когда воры украли монастырских волов и, не найдя обратного пути, вынуждены были вернуться назад, то у ворот мон-ря встретили М. Он, словно не зная о происшедшем, спросил у них о цели прихода. Воры были поражены кротостью М., раскаялись в содеянном и были прощены. Подобный образ жизни снискал преподобному славу человека беспримерной преданности Богу. «И начаша мнози приходити к святому от князь, и боляр, и вельмож» (Пролог. 1643. Л. 87). Известны 2 его ученика из благородных семей — Маркелл и Сергий.

О значимости Калязинского монастыря, последнего форпоста Тверского княжества на Волге, свидетельствует «Хожение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина, получившего в 1468 г. благословение у М. в его обители.

В прениях с митр. Даниилом на Московском Соборе 11 мая 1531 г. ученый инок, идеолог нестяжательства Вассиан (Патрикеев), говорил о М.: «Яз его знал, простой был человек» (Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960. С. 297). Это высказывание, по всей видимости, подчеркивало не происхождение М., а его простой образ жизни.

М. прилагал усилия к расширению монастырской вотчины. Он принадлежал к старшему поколению иосифлян, прп. Иосиф Волоцкий, посетив Калязинский мон-рь, восхищался царившим в нем благочестием (как и Митрофан (Бывальцев), прибывший с Афона).

М. был погребен по правую сторону от ц. Св. Троицы, у ее юж. дверей.

Почитание

Обретение мощей прп. Макария Калязинского. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.232. Л. 830 об.)

26 (или 14) мая 1521 г. состоялось обретение мощей М. (ПСРЛ. Т. 8. С. 269; Т . 20. Ч. 1. С. 401; Т. 13. 1-я пол. С. 37; РГБ. Унд. № 337. Л. 7 об.- 10 об.) во время строительства в Калязинском мон-ре нового каменного храма во имя Св. Троицы. При копании рвов они были обнаружены нетленными. Игум. Иоасаф, заручившись поддержкой дмитровского кн. Юрия Ивановича, сообщил об этом в Москву митр. Варлааму (по мнению А. А. Зимина, объявление М. чудотворцем соответствовало политическим амбициям удельного князя, поскольку мон-рь находился на территории Дмитровского удела). В Калязинский мон-рь прибыл архимандрит московского Чудова в честь Чуда архангела Михаила монастыря Иона. Архимандрит, скептически относившийся к появлению нового чудотворца, пожелал потрогать мощи, но «наиде на него страх и оужас немал и вопияше оудивлением: «Воистинну ж, отче, преподобне Макарие»» (РГБ. Унд. № 337. Л. 13 об.- 14). В Москве архим. Иона подтвердил чудодейственную силу мощей М.

ПРОДОЛЖЕНИЕ тут: https://missioner-tver.ru/2021/05/21/макарий/

Comments for this post were locked by the author