antonrusakevich Тверь

Categories:

ПОЗИТИВНЫЙ БАТЮШКА ИЗ ТВЕРИ РУШИТ СТЕРЕОТИПЫ О ЦЕРКВИ И БОРЕТСЯ С ОДЕРЖИМЫМИ В ИНТЕРНЕТЕ


Автор: Алексей Косоруков | Интервью 

Священнику-блогеру внимают сотни тысяч человек во всех социальных сетях.

12 апреля прихожане Казанской церкви на окраине Твери получили удручившую их весть — настоятель этого прекрасного храма, иерей Антоний Русакевич, был переведен на служение в другое место. Прихожане Казанской церкви грустят — за два года они не просто привыкли к этому 36-летнему священнику. Они искренне его полюбили.

Теперь иерей — настоятель храма в честь апостола и евангелиста Луки при тверской горбольнице №4. Но прежнюю паству отец Антоний не покинул. Прихожане продолжают с ним общаться, правда, виртуально. Дело в том, что сотни тысяч жителей России знают этого священника прежде всего не как иерея Антония Русакевича, а как Позитивного Батюшку — именно так называются его блоги, страницы практически во всех социальных сетях. ВКонтакте у него более 180 тысяч подписчиков, в Instagram — более 144 тысяч, в YouTube — 23 тысячи, в TikTok — 20 тысяч, в Одноклассниках 15,5 тысяч, в Facebook — 1700.

Позитивный Батюшка появился в интернете почти три года назад. Тогда Антоний Русакевич был настоятелем небольшой церквушки на закрытом острове Городомля в Тверской области. Прихожан было мало — остров закрытый, секретный, обнесенный колючей проволокой, с КПП — здесь расположено ЗАТО Солнечный. Именно здесь у молодого священника возникла идея миссионерства через интернет. Так в социальных сетях появились страницы «Позитивный Батюшка».

Успех блогов священника продолжает нарастать как снежный ком. Дело в том, что отец Антоний не просто проповедует, записывая стримы и богослужения. Он в режиме онлайн общается с подписчиками, понятным, доступным языком отвечая на их бесконечные вопросы о церкви, православии, вере.

И это людям нравится. Такое живое общение утоляет их жажду, делает светлыми умы и успокаивает сердца.
Корреспондент Tverigrad.ru встретился с иереем Антонием Русакевичем и поговорил с ним о добре и зле в социальных сетях, стереотипах о церкви, одержимости и позитиве.

О позитивном батюшке

— Мне нравится притча про муху и пчелу, которую рассказал Паисий Святогорец. Пчела везде видит мёд, благоухание и видит лучшее в жизни. А муха, она всегда найдет помойки, грязь какую-то, всегда будет возмущаться, что все плохо. И я считаю, что нам, как людям православным, надо смотреть на жизнь как пчела, позитивно. Вот именно в этом для меня суть этих слов — «Позитивный батюшка». (Смеется) Иногда некоторые мне даже пишут: «А почему вы улыбаетесь на фотографиях? Православный должен быть грустный и угрюмый!». Вот такой стереотип. И когда разрушаешь эти стереотипы, иногда у людей меняется жизнь.

Я понял, что в интернете священник должен быть священником. Когда священник пытается как-то сблизиться с аудиторией, вести себя как-то по другому, это очень часто вызывает непонимание у людей. А те, к кому мы хотим обратиться, к примеру неверующие люди, им это не интересно. Поэтому получается, что некоторые священники, которые уходят в эту сторону, теряют аудиторию. Я начал пробовать формат трансляции и увидел, что получается. Причем, я, можно сказать, первый священник, который стал использовать для этого сервис Restream, который позволяет вести трансляцию сразу на множество социальных сетей, групп. Когда трансляция идет в разные соцсети, диалог получается гораздо активнее.

Ошибка многих, когда они начинают разговаривать с людьми на языке высокого богословия и святоотеческого предания, какими-то умными словами, непонятными для людей. И, в итоге, люди вместо того, чтобы получить ответ на свой вопрос, теряют время, не получают ответа и разочаровываются. Это ошибка очень многих, к сожалению.

Об оскорблениях и провокациях
— Надо понимать, что на такие православные трансляции приходит очень много провокаторов. В начале, когда я делал трасляции, то за пару часов стрима иногда приходилось блокировать до ста человек. Люди думают, что на их провокации будешь как-то реагировать. Я очень часто или игнорирую, или пытаюсь ответить какой-то шуткой, чего, конечно, они не ожидают. Некоторые из них потом начинают нормальный диалог. Если люди адекватно общаются, без ругани, споров, действительно хотят понять что-то для себя, я всегда им отвечаю.

Регулярно бывают оскорбления и меня, и священноначалия. За это я сразу же блокирую, потому что нет смысла продолжать диалог с такими людьми. Бывает, люди сразу ведут себя просто неадекватно. Минус в том, что это смотрят много людей, они видят другие комментарии, и если ты не наводишь порядок, то кто-то сразу уходит, им просто становится неприятно. Если на трансляции одновременно 1000-1500 человек, то понятно, что из них какой-то процент может быть людей психически нездоровых. С этим приходится сталкиваться постоянно. Поэтому приходится держать достаточно четкие правила и соблюдать их. Это позволяет создать доброжелательную, позитивную атмосферу, которая притягивает людей.

Проявления злобы в комментариях бывают разные. Бывает духовная составляющая, есть люди душевнобольные, есть люди с комплексами. Почему они могут написать такое священнику? Потому что знают, что за это им ничего не будет. Священник по Уставу не может обращаться в полицию, прокуратуру, суд без благословения священноначалия.

Есть еще такое, можно сказать, стадное чувство, как окна Овертона, когда люди видят, что кто-то оскорбляет, провоцирует в комментариях, и подключаются к этой травле, начинают делать то же самое. И вроде как толпа, вот такие молодцы. Хотя на самом деле, обижать священника — это то же самое, как обижать ребенка. Потому что он не может что-то ответить. Если священник, допустим, кому-то грубо ответит, его могут за это серьезно наказать. Все нападки на священников, на священноначалие они на самом деле очень низкие.

Еще одна причина, почему так бывает, это воздействие бесовских сил на человека. Мы знаем, что есть одержимые, есть бесноватые, есть психически больные люди. Бывает так, что человек мне пишет, в начале общается интеллигентно, хорошо, а потом начинает ругаться, причем очень обидно. А потом на следующий день пишет: «Простите, у меня было помутнение». Реально сталкиваешься с людьми одержимыми. Иногда сами пишут: «Батюшка, я бесноватый», сами в этом признаются. Если я знаю, что человек действительно больной, я не буду его блокировать, потому что понимаю — я может быть единственный священник, который готов с ним пообщаться. Иногда это помогает. Единственное средство исцелить душу человека от одержимости, беснования, это исповедь и причастие. Пост, молитва. И если человека к этому подготовить, то он может пойти на поправку.

Иногда бесы действуют через людей, но не таким образом, как мы привыкли видеть это в фильмах, где человек говорит чужим голосом, или с пеной у рта валяется на полу, а проявляется в том, что человек совершает какие-то злые поступки, не контролируя себя. Допустим, у нас большинство преступлений совершаются на бытовой почве в состоянии опьянения. Это из-за того, что у человека нету своей воли, он себя не контролирует, может избить жену и ребенка, а на следующий день просить прощения. И вот это страшно, когда видишь такое проявление зла.

О TikTok и рекламе
— TikTok — очень своеобразная площадка. Там самая токсичная аудитория. Такого количества негатива, который есть в TikTok, нет больше ни в одной соцсети. TikTok можно использовать только так, чтобы набрать аудиторию, а потом уводить ее в другое место, в Instagram, ВКонтакте и так далее, чтобы продолжить общение. Соцсеть эта очень специфическая, зашкаливающее количество токсичных негативных комментариев, просто безумных, такая жесть, просто по другому не назвать. Здоровому человеку это вредно читать постоянно. Я в какой-то момент просто отключил все комментарии и проблема решилась.

Был такой смешной случай, когда девушка написала на меня жалобу в епархию за то, что я не удаляю какие-то комментарии в TikTok. Выяснилось, что эта девушка сатанистка и хотела так поразвлекаться. Любой священник, который работает в интернете, очень рискует, постоянно сталкивается с подобными жалобами. Они чаще всего не обоснованы.

На самом деле сейчас TikTok изменился, он напоминает мне ранний Instagram. В начале там была только самая продвинутая молодежь, но потом пришла более старшая аудитория, значит более платежеспособная. Потом приходят рекламодатели, большие бюджеты и профессиональные блогеры. И все меняется. Потому что по алгоритму TikTok они просто вытесняют каких-то мелких блогеров. Разумеется, священник не может делать какую-то рекламу и поэтому такие методы продвижения недоступны.

Сейчас интересная соцсеть это Clubhouse, но я пока так и не присоединился к ней. Просто понимаю, что невозможно угнаться за всем.

ПРОДОЛЖЕНИЕ тут: https://tverigrad.ru/publication/pozitivnyj-batjushka-iz-tveri-rushit-stereotipy-o-cerkvi-i-boretsja-s-oderzhimymi-v-internete/

Comments for this post were locked by the author