antonrusakevich Тверь

Category:

Исповедь и Евхаристия

«Возрождаемый Духом в Крещении, укрепляемый благодатными силами Духа в Миропомазании, каждый член Церкви не обеспечивается этим в своей жизнедеятельности от тех или других уклонений по отношению к идеалу нравственной христианской личности. Принятие Крещения очищает человека только от прародительского греха, принятие Миропомазания только укрепляет его на пути к достижению нравственного христианского идеала, но ни то, ни другое не освобождает его от последствий прародительского греха, иначе – от присущей человеческой природе наклонности ко злу»[1]. Для уврачевания человеческой души, согрешившей тем или иным образом, устанавливается особое священнодействие, совершаемое священниками или епископами – таинство Покаяния. Оно обновляет душу человека, восстанавливает его духовное здоровье.

В истории таинство Покаяния учреждено Самим Спасителем, когда Он явился ученикам Своим по воскресении из мертвых: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: приимите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:21-23). Эти слова Христа считаются словами, утверждающими таинство Покаяния.

В древности, в первые века христианства, Покаяние понималось как второе Крещение – то есть таинство возрождения для того, кто не смог удержаться в Церкви. «Покаяние, после Крещения, — и главизна спасения для всех верных, и другое очистилище, и второе Крещение, совершаемое посредством исповеди и сокрушения, посильными трудами и слезами»[2].

Надо отметить, что в древности люди причащались без таинства Покаяния. «В древней Церкви Покаяние не считалось обиходной практикой благочестивых верующих, но чрезвычайным средством искупления больших грешников»[3]. Оно совершалось только для тех, кто отпал от Церкви, а остальные причащались постоянно, на каждом литургическом собрании. Так, как это делают сейчас священники.

Говоря о видимой стороне таинства Покаяния в древности, мы можем выделить два действия: 1) совершение таинства силою Святаго Духа через апостолов, 2) исповедание грехов. Причем, как считает А. Алмазов, необходимость их совершения вытекает из слов Самого Спасителя, произнесенных при установлении таинства. Иисус Христос говорит о прощении и оставлении грехов. Эта власть дана земным людям – апостолам (впоследствии иерархам, как их преемникам). Но, чтобы простить грех или оставить его, нужна исповедь кающегося перед апостолом (иерархом).[4]

Несомненно, что совершение таинства Покаяния в апостольское время было актом литургическим и сопровождалось молитвой. Так как никакое священнодействие того времени не совершалось в отрыве от литургии. Понятие «частная треба» было чуждо первохристианскому духу. Эта молитва совершалась после исповеди и имела значение разрешительной[5]. Конкретного текста ее мы нигде не находим, скорее всего, что в каждом конкретном случае она своя (импровизированная), так как единообразия обряда в апостольское время не было. «Есть основание полагать, что в практике апостольского времени произнесение разрешительной поисповедной молитвы сопровождалось возложением руки на исповедника. <…> В подтверждение этому может служить вообще широкая практика руковозложения в апостольском богослужении. Сверх того, если апостольские послания прямо говорят о руковозложении в Миропомазании и Священстве, а в том и другом таинстве это служит символом низведения благодати Святаго Духа, то естественно предполагать то же самое действие в Покаянии, где благодатью Святаго Духа совершается примирение исповедника с Церковью и Христом»[6].

Кроме этих элементов в совершении таинства, можно сказать еще и о поучении, которым сопровождалось любое священнодействие рассматриваемого времени[7]. Этот дидактический элемент имел и сейчас имеет немаловажное значение, так как помимо прощения грехов дается лекарство от душевных недугов.

В древней Церкви было две формы исповеди: публичная и тайная (вероятно практиковавшаяся с апостольского времени[8]).

Публичное Покаяние
Публичное Покаяние совершалось кающимся перед епископом в присутствии всей церковной общины, и назначалась грешникам за особо тяжкие грехи. Кающийся должен был понести соответствующие епитимьи: лишение права участвовать в Причащении, а за более серьезные греховные проступки запрещалось присутствовать на собрании верующих, особенно на литургии.

Публичное Покаяние оформилось в особый чин к концу первой половины III века. Публично кающихся было несколько разрядов:

1. Плачущие (им назначалось место на паперти храма, где они с посыпанной пеплом головой, повергались на землю пред входящими в храм, прося о себе молитв). «Плач бывает вне врат молитвенного храма, где стоя согрешивший должен просити входящих верующих, дабы они помолилися за него»[9].

2. Слушающие (им разрешалось стоять в притворе церкви). «Слушание бывает внутри врат в притворе, где грешник должен стояти до моления об оглашенных, и тогда исходити. Ибо правило глаголет: слушав Писания и учение, да изженется, и да не сподобится молитвы»[10].

3. Припадающие (стояли в самом храме до литургии верных). «Чин припадающих есть, когда кающийся, стояв внутри врат храма, исходит вместе с оглашенными»[11].

4. Купностоящие (участвовали во всех молитвословиях вместе с верными). «А чин купностоящих есть, когда кающийся стоит купно с верными, и не исходит с оглашенными»[12].

Когда завершались дни публичного Покаяния, кающиеся становились полноправными членами Церкви. Это происходило обычно в Четверг или Пятницу Страстной седмицы и совершалось торжественно. Кающиеся являлись к дверям храма, настоятель, прочитав над ними молитвы, вводил их в храм, где они со слезами просили прощения у верных и давали обет не возвращаться к прежним порокам. Епископ возлагал на них руки и дозволял, наконец, быть в общине. Молитва о них и возложение рук епископа составляли сущность разрешения грехов и возвращения в Церковь. Какой-либо определенной формулы, произносимой при разрешении, у писателей древней Церкви не встречается.

По совершении руковозложения кающийся приступает к Причастию Тела и Крови Христовых на литургии: «Конечное же есть, причащение Святых Таин»[13]. С этого момента кающийся вступает во все права верных. То есть Евхаристия являлась логическим завершением, исполнением Покаяния.

Продолжение тут: https://missioner-tver.ru/2021/01/11/исповедь-и-евхаристия/

Редакция интернет-портала «Миссия сегодня»

https://missioner-tver.ru/

Comments for this post were locked by the author