antonrusakevich Тверь

Categories:

КТО ТАКИЕ ФАРИСЕИ? Экскурс в историю религиозных течений иудаизма


Фарисейский союз («хабурот», товарищество) основали блюстители благочестия, которые противились эллинистическому влиянию, проникшему в Иудею. Тогда оно вызывало тревогу во многих странах. У римлян борьбу с эллинизмом возглавил Катон, а в Палестине – хасиды. «Крепить ограду вокруг Законов» – таков был девиз хасидов (Авот, 1, 1). «…“ограда” вышла настолько высока, что закрыла собой Закон; благодаря ей Закон оказался как бы под спудом. Это направление отчасти напоминает наше славянофильство с его презрением к “гнилому Западу”».[1] Фарисейское течение образовали те хасиды, которые не признавали светского курса династии Хасмонеев. Вероятно, название «фарисеи» было дано им их противниками. Этимология слова «фарисей» точно неизвестна. Большинство полагает, что оно происходит от глагола «параш» («отделять») и означает «отделенный», так как фарисеи считали себя отделенными от всякой нечистоты. Есть также мнение, что это искаженное «перс». Так их могли называть их противники за то, что они верили в сравнительно новые учения, которые были отчасти позаимствованы из персидской религии (ангелология и воскресение мертвых).[2] Фарисейский союз сложился в 2 веке до н. э. (первое упоминание о фарисеях относится ко времени царя Гиркана Первого, около 135 года). В 80-е годы 1 века до н. э. фарисеи пытались возглавить восстание против Хасмонейского царя Александра Янная. Оно было жестоко подавлено, многих мятежников распяли на крестах. При царице Александре (76 – 67 годы) партия фарисеев оказалась правящей в Иерусалиме, но при Ироде ее политическое значение упало.[3] Они оказывали царю пассивное сопротивление, не пожелали присягать Августу и пророчили конец династии Ирода, называя его самого «рабом Хасмонеев». Первая половина I века н.э. была временем внешнего господством саддукеев. Впрочем, влияние фарисеев продолжало расти и после войны с Римом они окончательно взяли под контроль духовную жизнь народа. Ни одного произведения, достоверно принадлежащего фарисеям, не сохранилось. Многие ученые связывают с фарисейской средой 2 Книгу Маккавеев, Псалмы Соломона и 3 Книгу Эзры (Ездры). Во всяком случае, в них отразились воззрения, которые обычно приписывают фарисеям. Сведения о них имеются у Иосифа Флавия, в Новом Завете и в Талмуде.[4]

«Фарисеи, – пишет Иосиф Флавий, – слывут точнейшими толкователями Закона… Они ставят все в зависимость от Бога и судьбы и учат, что, хотя человеку предоставлена свобода выбора между честными и бесчестными поступками, но что и в этом участвует предопределение судьбы. Души, по их мнению, бессмертны, но только души добрых переселяются по их смерти в другие тела, а души злых обречены на вечные муки… Фарисеи сильно преданы друг другу и, действуя соединенными силами, стремятся к общему благу».[5] «Фарисеи ведут строгий образ жизни и отказываются от всяких удовольствий. Всему тому, что разум признает за благо, они следуют, считая разум лучшим охранителем во всех желаниях. Они выделяются своим почтительным отношением к людям престарелым и отнюдь не осмеливаются противоречить их предначертаниям… Фарисеи верят в бессмертие души и что за гробом людей ожидают Суд и награда за добродетель и возмездие за преступность при жизни; грешники подвергаются вечному заключению, а добродетельные люди имеют возможность вновь воскреснуть. Благодаря этому они имеют чрезвычайное влияние на народ, и все священнодействия, связанные с молитвами и принесением жертв, происходят только с их разрешения. Таким образом, отдельные общины засвидетельствовали их добродетель, так как все были убеждены, что фарисеи на деле и на словах стремятся к наиболее высокому».[6] «Фарисеи возложили на народ много законов из преданий старцев, которые не записаны в Законе Моисеевом».[7] Даже саддукеи, по словам Флавия, когда находились у власти, «придерживались, хотя и неохотно и вынужденно, того, что говорили фарисеи, ибо в противном случае народ не потерпел бы их».[8] Фарисеи «имели притязание на особое благоволение Всевышнего. В полном подчинении у этой секты были женщины».[9] Число фарисеев Иосиф определяет в 6000.[10] Талмуд, созданный раввинами-таннаями, содержит данные о фарисействе, в целом вполне совпадающие со свидетельствами, приведенными у Флавия и в Новом Завете.[11] Причем сообщения талмудистов нередко содержат критические замечания в адрес тех фарисеев, которых они называют «крашеными». Например, в трактате Сота приводятся слова царя: «Бойся имеющих вид фарисеев, которые набожны подобно фарисеям, но поступают беззаконно». Сказано, что они верили в Воскресение из мертвых, посмертное воздаяния, в ангелов и авторитет «старцев» (Мф. 15:1 сл.; Деян. 23:8). Некоторые скудные сведения о фарисеях есть у раннехристианских писателей, в частности, у св. Епифания Кипрского. Он подчеркивает аскетические упражнения, принятые у фарисеев, и склонность многих из них к астрологии.

Междузаветный иудаизм основывался на конфронтации двух этических направлений: законнического формализма (книжники) и харизматического профетизма (пророки).

Стремление к социальной справедливости, резкое осуждение имущественного расслоения в европейском обществе (1 Книга Еноха, 44) зиждилось на профетической этике. Кумранские тексты описывают т. наз. доктрину «двух путей» (см. христианский памятник «Дидахе»). К примеру, «Дух Правды» выражается в смирении, долготерпении, милосердии и вере («Устав», 4, 3), а «дух Кривды» – в стяжательстве, нечестии, лжи, гордости, жестокости, нетерпении («Устав», 4, 9 – 11).[12] Золотое правило этики отражает именно профетическую традицию и выражено краткой максимой рабби Гиллеля о сущности Закона, выраженной в проповеди прозелиту: «Не делай ближнему того, чего себе не желаешь. В этом заключается весь Закон. Все остальное лишь комментарий к нему» (Шаббат, 31а). Именно в этом этическом императиве был сохранен универсализм пророческой вести[13]. Напомним, что рабби Гиллель скончался в начале I века и образовал учительскую традицию «либерального» иудаизма, к которой впоследствии примыкал апостол Павел. Совершенно естественно, что с точки зрения харизматического профетизма были попытки редуцировать весь свод заповедей Закона до нескольких общих этических положений. Иудейский религиозный разум пытался найти ту первичную заповедь-источник, из которой происходили остальные моральные предписания. Талмуд говорит, что Давид сводил все многочисленные ветхозаветные заповеди к одиннадцати, Исайя к шести, Михей к трем, Амос и Аввакум к одной.

Другим этическим направлением стал законнический формализм, выразителем которого стал рабби Шаммай. Эта тенденция скептически относилась к прозелитизму, склонялась к культурной и религиозной изоляции, и всю этическую систему ставила в подчинение комплексу богослужебных ритуалов и повседневных обрядов. Шаммай на вопрос: «Сколько у вас Тор?» – ответил: «Две. Одна писаная, а другая устная». Нравственная жизнь регулировалась сводом правил и рекомендаций галахи («предания старцев» Мф. 15:2; Мк. 7:3, 5). Господь дал Закон раз и навсегда и учел все обстоятельства жизни. Поэтому необходимо было адаптировать древние заповеди под современные условия. Напомним, что ветхозаветные заповеди не ограничивались Декалогом. Исходя из тщательных подсчетов междузаветных рабби, Тора содержала 613 заповедей: 248 повелевающих (требования долженствования) и 365 запрещающих. Так вот, большая часть выявленных заповедей носила чересчур общий характер, поэтому для их практического применения требуется конкретизация. За это и отвечали тысячи бытовых предписаний из галахи. Интересно, что к настоящему моменту из 613 заповедей лишь не более 300 сохранили актуальность в современности, оставаясь глубоко архаичными. Многим привносится новая трактовка, им даются свежие значения; к примеру, заповедь «перед слепым не клади преграды» интерпретируются современными раввинами, как недопущение использования какого бы то ни было неведения в своих целях.[14] Заповеди иудаизма подразделяются на этические (между людьми) и ритуальные (между людьми и Богом). Нравственный императив иудаизма связан с этикой долженствования. Здесь перед нами предстает идея «вынужденного характера» заповеди, ее обязательности для исполнения. Недобровольность осмысляется здесь как моральная ценность, выражающая приоритет исполненного долга перед спонтанным порывом благородства: «более великим является тот, кто обязан и так и поступает, чем тот, кто не обязан и поступает» (Талмуд; Кидушин, 31а).[15]

Общины фарисеев придерживались направления законнического формализма. Фарисейские союзы отличались от остальных набожных иудеев несколькими ритуальными и этическими особенностями: скрупулезным соблюдением правила «десятины» (обложение всех товаров 10-процентным налогом в пользу бедных) и предписаний ритуальной чистоты. Более того, они занимались благотворительностью, тем самым надеясь завоевать благоволение Бога, а также придерживались двух еженедельных постов (понедельник, четверг), трех ежедневных часовых молитв, ежегодных религиозных праздников. Все эти ритуалы совершались от имени Израиля. Весь смысл фарисейства символически отражался в ритуальном омовении рук перед едой (Мк 7,1-5). Омовение рук первоначально было ритуальной обязанностью для священников перед вкушением жертвенной еды, священнической доли от принесенного в жертву животного. Получается, что фарисеи, будучи мирянами (по своему социальному статусу, это в основной представители среднего класса, торговцы и ремесленники), налагали на себя обязанности соблюдать ритуальную чистоту священнического сословия. Они претендовали на то, чтобы представлять собой избранный остаток, народ священников, «царственное священство». Фарисеи называли себя благочестивыми, праведными, богобоязненными, нищими и, чаще всего, отделившимися. Они хотели быть святыми, истинным Израилем, Божьим народом священников.

Фарисеи как представители законнического формализма признавали писаную Тору (Пятикнижие) и неписаную (устное предание). Фарисеи сознавали, что никакой писаный закон не в силах предусмотреть все жизненные ситуации; чтобы писаная Тора не превратилась в архаический реликт, она должна интерпретироваться и дополняться в соответствии с требованиями времени. Одной из форм устного толкования была галаха. Галаха – это особое провозглашение воли Божьей в частном случае, правило, указывающее вопрошающему путь правильного поведения. По мере того как поколения сменяли друг друга, наставления прежних учителей накапливались и передавались дальше, так что постепенно развилось значительное по объему прецедентное право, охватывающее все сферы практической жизни и касающееся как религиозных, так и уголовных и гражданских вопросов. Эту-то все нарастающую цепь передаваемых поучений, серию взаимосвязанных «галахот», евангелисты Марк с Матфеем и называют «преданием старцев».

Окончание статьи тут: https://missioner-tver.ru/2021/01/02/кто-такие-фарисеи-экскурс-в-историю-ре/

Автор: иерей Максим Мищенко

Редакция интернет-портала «Миссия сегодня»

https://missioner-tver.ru/

Comments for this post were locked by the author